Эта история еще только развивается, но, ее содержание, возможно будет полезно как практикующим налоговым юристам, адвокатам, предпринимателям и собственникам бизнеса, так и новому руководству ФНС России.

Ведь кто бы что не декларировал и не заявлял, «на земле» дела обстоят немного иначе, чем об этом рассказывается в красивых кабинетах.

Есть источники коррупции и есть источники права. Чем меньше второго, тем больше первого.

Деградация правоприменительной практики по налогам и сборам привела к эволюции коррупционных налоговых вертикалей. О них и пойдет речь в данном материале.

Часть 1. Источники коррупции в налоговых органах

Выездная налоговая проверка — мероприятие серьезное, тяжелое и крайне затратное для любого налогоплательщика, т.к. практически всегда заканчивается для него большими финансовыми потерями.

«Выездная» — эффективное мероприятие налогового контроля, которое должно стимулировать соблюдению налогового законодательства. 

Нарушаешь — заплатишь. Не нарушаешь… Тоже заплатишь. Кому и сколько — вопрос всегда открытый.

Как правило, две точки, по которым бьет любая проверка — это  НДС и налог на прибыль, которые уплачивались налогоплательщиком. 

Методика ударов — признание контрагентов налогоплательщика «проблемными», «спорными», «аффилированными», «взаимозависимыми», «исполняющими налоговые обязательства в минимальном размере». И, далее, снятие всех, или части затрат по этим операциям. Штрафы, пени.

«Вилка» начислений может быть совершенно разной — она никак (по внутреннему убеждению проверяющих) не регламентируется действующим законодательством.

Главный регламент — «указание» на то, какие цифры должны быть в акте.

Они могут совпасть с результатами предпроверочного анализа, а могут и не совпасть. Это может быть «рубль», а может быть «сто», при всех прочих равных. Т.е., любой акт, при желании можно всегда откорректировать.

Цифрами в акте, как правило, владеют сами проверяющие. Владеет заместитель руководителя территориальной налоговой инспекции, заместитель руководителя вышестоящего налогового органа. 

Можно признать недобросовестными одного контрагента, а можно пять, можно десять. Можно посчитать так, а можно совершенно иначе.

Это  та «налоговая вилка», которая несет в себе колоссальные коррупционные риски.

Ведь цифры из акта затем плавно перетекают в решение о привлечении к налоговой ответственности (либо в решение об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения).

Безусловно, на каждом «столбе» налогового кодекса написано про гарантию прав налогоплательщика при рассмотрении материалов налогового контроля (ст. 101 НК РФ). Можно подавать возражения, можно апелляционную жалобу, но...

Если речь идет о «налоговой вилке», то ее размер изменяется только при согласовании от нужных людей.

По текущей практике, в подавляющем большинстве случаев, вышестоящий налоговый орган поддерживает решение нижестоящего не зависимо от фактического содержания апелляционной жалобы налогоплательщика. Ведь согласования не было.

Нарушение процедуры? Ну и что.  Несущественно.

Отсутствие доказательств? Ммм. Спорно.

В описываемом случае, налогоплательщику вменяли регистрацию «технической организации», которая работала и существовала за долго до регистрации самого налогоплательщика, ведя самостоятельную хозяйственную деятельность. Но на это никто не обратил внимание. Покупаешь у официальных дилеров? Это технички. Работаешь в холдинге? Это аффилированность. Нет спецрежимов? Да все равно «дробленка».

Сама по себе связка (спайка) «территория + вышестоящий налоговый орган» — серьезный рычаг давления на любого налогоплательщика, т.к. после рассмотрения апелляционной жалобы вышестоящим налоговым органом, решение нижестоящего вступает в законную силу. А там все клещи взыскания — пока будешь судится, натравим всех, кому не лень.

Территории курируют замы с управления, часто возникают неформальные отношения со всеми вытекающими последствиями. Там и друзья полиционеры, там и много чего интересного.

Эта благодатная нива дала сотни людей, которые за 30-40% от сумм, указанных в акте налоговой проверке (проекта акта) по взмаху волшебной палочки стали их уменьшать.

Нет «волшебников» — и территориальная налоговая «выкатывает» налогоплательщику раздутый акт налоговой проверки, на основании которого выносит решение о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения с цифрами, которые в 5-6, а то и в 10-15 раз выше реальных налоговых обязательств.

Пример — территориалка делает «выездную», составляя проект акта, скажем на 100 миллионов рублей. Хотя по закону сумма выявленных недоимок по налогам  миллионов 10-15 и то, спорно. Ну, вот так посчитали. Контрагенты А, Б, В показались «недобросовестными уклонистами».

На налогоплательщика выходят «специальные люди» и предлагают за все про все заплатить 30 миллионов рублей— 15 миллионов рублей в бюджет, 15 миллионов рублей — «людям». 

Т.е., либо — 100 миллионов рублей претензий, которые хоть и слетят в результате обжалования, но могут вылиться в паралич бизнеса и в уголовное дело, либо 30 миллионов здесь и сейчас и территория спокойно сама спускает акт до законных цифр. 

 Вышестоящий налоговый орган (и здесь отмечу вставку для тех, кто понимает) — по тем или иным причинам — оставляет решение нижестоящей инспекции без изменения, а апелляционную жалобу налогоплательщика, без удовлетворения.

С этого момента решение вступает в законную силу.

О законе речь идет крайне редко. Можно абсолютную чушь запихать в акт, а затем транслировать ее в решениях — страниц много, мало кто найдет времени все читать.

Начинается процесс взыскания. И налогоплательщик может оказаться с огромными минусами перед бюджетом. При этом к этим минусам он часто не имеет весьма и весьма отдаленное отношение.

Часто, природа этих минусов — отсутствие коррупционной составляющей. Так сказать, плата за честность. Ведь предлагали же «порешать на берегу».

Да, гипотетически, в рамках судебного налогового спора, можно заявить ходатайство о принятии обеспечительных мер в виде запрета налоговому органу совершать определенные действия. 

Но удовлетворяют такие ходатайства арбитражные суды 1% случаев. Что самое удивительное — боятся обвинения в коррупции.

 Арбитражный спор может занять год — полтора, который налогоплательщик, понятно, выиграет. Ведь «дяди» и «тети» из проверяющих работают по одной и той же «методе» — «сказано, сделано». А не методике «устоит в суде/не устоит».

Решальщики сильно подкосили пресловутый "% выигрыша", очень много споров пошло в суды из-за принципиальной позиции налогоплательщиков.

Одним просто надоела коррупционно-мошенническая буржуазия, чиновники, ведущие жизнь буржуа на государственной службе, другие же искренне не понимают, за что с них столько просят. Ведь шальное бабло мозг превращает в сало.

Но, без грамотной защиты, от юридического (да и физических) лиц могут остаться «рожки да ножки». Ведь все, кому не лень, налетают на те цифры, которые нарисовали «дяденьки» и «тетеньки», которые даже не погружаются в налоговое право. 

Просто совокупность терминов, натяжка на цифры — ничего лично, только указания сверху.

Здесь добавлю — все это, конечно, возможно, слухи, но слухи крайне устойчивы. Кто проходил «выездные», тот поймет.

Ловят, сажают, но десятки посредников, устойчивые связи, боязнь коммерсантов делают систему работающей. Коррупционная вертикаль скрыта от посторонних глаз.

Как следствие — расцвет, разгул десяток юридических фирм, предлагающих «на берегу» порешать с налоговиками. Сотен посредников, которые знают посредников, которые, в свою очередь знают «людей».

Аресты, посадки никого особо не парят — ведь алчность всегда побеждает страх.

Часть 2. Досудебное урегулирование налоговых споров: рассвет

 Хорошей защитой от  связки «территориальная инспекция + управление» было обращение в ФНС России, т.к., в отличие от судебной тяжбы, можно было получить решение по жалобе за 2-3 месяца — т.е. еще до того момента, как закрутится «маховик взыскания».

 

Это был действительно механизм, который полностью нивелировал необоснованное применение «налоговой вилки», когда акт, а затем решение накачивались в несколько раз до мыльного налогового пузыря.

Ведь сдутие пузыря сильно портило статистику.

Сами нормы, касающиеся обязательного досудебного порядка, вступили в силу с 1 января 2014 года. 

Тогда, выступая с презентацией этого закона, заместитель руководителя ФНС С.А. Аракелов подчеркнул, что принятый закон опирался на мировую практику, в частности на распространенную систему «пересмотров» вышестоящими налоговыми органами решений нижестоящих налоговых органов, при использовании которой до судов доводится минимальное количество споров.

ФНС России постепенно и последовательно стала снижать количество выездных налоговых проверок, увеличивать долю судебных решений, принимаемых в свою пользу, стараться выходить в суд реже и метче.

Все логично — управление досудебного аудита налоговых споров проверяет обоснованность жалобы налогоплательщика и пропускает в суд только те материалы, где позиция налоговиков обязательно устоит.

Был создан обоснованный образ, согласно которому, все жалобы, в которых есть перспектива судебного решения в пользу налогоплательщика, отменялись центральным аппаратом ФНС России.

Те, где перспектива на стороне налоговиков, оставлялись без удовлетворения.

Справедливо? Безусловно. Эффективно? Еще как.

И, надо сказать, принцип почти всегда работал. По крайней мере, можно было получить ответ на спорное правоотношение, а не решение, которое в условиях сжатого временного фактора, «натянули на право», копируя «методу» нижестоящих товарищей.

Если за «среднее звено» в цепочке обжалования, тексты писала сама территориальная инспекция, фактически «переутверждая» свое решение от имени вышестоящего налогового органа, то последнее звено — центральный аппарат ФНС России, даже отказывая налогоплательщику в его жалобах, выпускал своими решениями хорошие источники налогового права, на которые можно было ориентироваться.

Любое незаконное решение можно было отменить. При условии, что решение действительно не основано на законе. Как проверить — см. сайт и обзоры налоговой. Даже СПС вроде «Гаранта» и «Консультанта» не нужны.

Кроме этого, решения ЦА ФНС России попадали в обзоры, обзоры в справочно-правовые системы и можно было хорошо на них ориентироваться по аналогии.

 В свою очередь, контрольное управление, следит (вернее — следило) за тем, чтобы процент побед налоговых органов в судах постоянно рос.

Но. Так было только до недавнего времени, а, если точнее, буквально до января 2020 года. Ведь все течет, все меняется.

Пришли новые люди, а значит, пришло время нового подхода.

 Часть 3. Досудебное урегулирование налоговых споров: закат

Перезагрузка Правительства РФ, как следствие, привела также к перезагрузке руководства Центрального аппарата ФНС России.

Руководителем стал Егоров Даниил Сергеевич — фигура, безусловно, беспрецедентно увязанная на налоговой практике.

За примером далеко ходить не нужно -  любой желающий, просто зайдя на видеохостинг, может в этом лично убедится.

Ни одного упоминания в связях с решальщиками. Ни одного скандала.

Перефразируя известную фразу Отто Бермана «Nothing personal, it's just business»

 про подход Д.С. Егорова можно сказать — «Nothing personal, it's just taxes»

Два постулата нового руководителя ФНС:

1. Уплата налогов должна стать неизбежной 

2. Девиз «не обманешь, не проживешь» больше не работает

Сложно не согласится. Это круто.

Однако, с учетом того, что творится сегодня по местам учета налогоплательщиков, возникают сопутствующие вопросы:

1. По каким правилам будет определятся неизбежность уплаты — по закону или, как принято сегодня, «по-понятиям»? 

2. Кто определяет прав или не прав налогоплательщик — территориальная налоговая инспекция, вышестоящий налоговый орган, ФНС России, суд или решальщики?

3. Куда обращаться в случае, если налоговые претензии необоснованны?

Кто-то скажет, какие-то странные вопросы — есть налоговый кодекс, порядок обжалования, да что далеко ходить — сайт «налог.ру»  — какие «решальщики». 

Это же незаконно.

Окрывай НК, АПК, Пленумы, обзоры — и вперед, навстречу налоговому солнцу, прочь от обнальной тьмы. Иначе УК и УПК.

Выездная налоговая проверка? Незаконное решение? В чем проблема — апелляционная жалоба, контраргументы, доказательства.

Если решение нижестоящего налогового органа незаконно, его отменит вышестоящий налоговый орган. Если законно, жалобу оставят без удовлетворения.

Теперь это не совсем так. НК, АПК, Пленумы, обзоры стали вести к УК и УПК.

Парадокс.

С приходом нового руководства, казалось бы, для налогоплательщиков наступают стабильные времена — практик, который сам был в судах и который сам знает «всю соль» налоговых споров, обоснованности либо не обоснованности претензий налоговых органов, должен обеспечить выполнение четких и понятных правил.

Кроме этого, ФНС России регулярно публикует обзоры по судебной практике, на которые необходимо руководствоваться налогоплательщикам. То есть — чего проще — возникла спорная ситуация, просмотрел практику/обзоры ФНС и пришел к определенной правовой позиции — прав или не прав налогоплательщик.

Но, вслед за главой ФНС сменились все заместители руководителя и перераспределение курируемых направлений.

Вектор направления досудебного урегулирования налоговых споров сменился в противоположную сторону.

Неделю назад мы получили решение ФНС России по жалобе налогоплательщика за подписью заместителя руководителя ФНС, государственного советника 3 класса, К.Н. Чекмышева, нового куратора управления досудебного урегулирования налоговых споров.

Согласно официальным данным, размещенным на сайте ФНС России, Заместитель руководителя Федеральной налоговой службы Чекмышев Константин Николаевич, координирует в том числе:

  • Управление досудебного урегулирования налоговых споров и 
  • Координирует работу по досудебному урегулированию споров между налоговыми органами Российской Федерации и налогоплательщиками.

И дело здесь не в том, что жалоба была удовлетворена не в той степени, как этого хотел налогоплательщик, нет.

От того же С.А. Аракелова есть четыре отказа, но каждый из них логичен, последователен и содержит нормативно-правовое обоснование принятого решения.

Более того, в ряде случаев, было принято решение не обращаться за судебной защитой, т.к. налоговое правонарушение действительно имело место.

Новое же решение ФНС России, за подписью нового куратора управления досудебного урегулирования налоговых споров К.Н. Чекмышева, копировало решение нижестоящего налогового органа.

И это, мягко говоря, удивило.

Ведь каждое решение ФНС России является (вернее — являлось) в том числе источником права для налогоплательщиков.

А что делать, если вслед за территориальной налоговой инспекцией, управления по городу, от закона начинают отходить те, кто этот закон пишут?

Начинается весьма интересная история. Связка «инспекция + вышестоящий налоговый орган» окончательно закрепляется высшим налоговым органом. Получается свая, железобетон.

Возникает вопрос — а как же контрольное управление, ведь любое заведомо незаконное решение налогового органа «слетает» в арбитражном суде. Как же статистика?

Слетает и статистика.

Статистикой занимается контрольное управление, а в суды ходят представители нижестоящего налогового органа при поддержке вышестоящего. Пока пройдут суды, пока отменят, кто там что вспомнит.

Разве что Ивана Андреевича Крылова или Михаила Евграфовича Салтыкова-Щедрина — так они сейчас не в моде.

Выездники скажут, что они сделали свою работу хорошо, а правовое управление плохо поддержало позицию в суде. Правовое управление будет тянуть до последней инстанции, а там кто его что вспомнит. 

Контрольное управление не следит за отдельными решениями, печатая и печатая свою статистику (которую, судя по последним решениям, никто за ним не проверяет и не пересчитывает).

И по итогу, получается, что наиболее «комфортным» предложением для налогоплательщика выступает возможность «порешать» все внизу. Т.е. комфорт — отход от закона или будет не комфорт.

Это Российская Федерация.

 Главное, что просил налогоплательщик от ФНС России заключалось в том, чтобы получить ответ отличный от того, который давало Управление:

«Доводы Общества, оценка которым не была дана в настоящем решении, не имеют самостоятельного правового значения и не свидетельствуют о неверности выводов обжалуемого Решения Инспекции»

И, угадайте, какой ответ дал К.Н. Чекмышев.

Правильно:

Доводы Общества, оценка которым не была дана в настоящем решении, не имеют самостоятельного правового значения и не свидетельствуют о неверности выводов обжалуемого Решения Инспекции.

Новое главное правило досудебного урегулирования налоговых споров — отсутствие всех правил.

С произволом научились и жить и работать, на него никто уже и не обращает внимание.Но вот в отношении методологии… Это оказалось новостью.

Но научимся работать и с этим.

Продолжение следует.

Да 31 31

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Морохин Иван, Коробов Евгений, Пятицкий Евгений, Мотузок Евгения, Гречанюк Василий, Фищук Александр, Шевченко Юрий, Галанов Андрей, Глазунов Евгений
  • 14 Февраля, 07:20 #

    Уважаемый Александр Алексеевич, прочёл как триллер. Спасибо.

    +6
  • 14 Февраля, 09:22 #

    Уважаемый Александр Алексеевич, отличные мысли, блестящий язык!(Y)
    У меня тоже есть некоторые соображения по теме смены конституционной надстройки (будет время — изложу).
    Но процесс уже идет, и на данном примере Вы показали конкретные последствия.
    Так же наблюдаю во многих структурах некоторое потряхивание, от которого мелкие исполнители впали в ступор и на все обращения строчат примерно одно и тоже «люблю грозу в начале мая...» — все что угодно, только ни слова по предмету обращения (а поручение-то закрыто — и жди еще месяц, а там снова-здорова — «у попа была собака» и т.д.).
    В общем, все дружно заняли страусиные позиции и «включили дурака».

    +6
  • 14 Февраля, 11:38 #

    Уважаемый Александр Алексеевич, спасибо за очередной «разбор» — всё понятно и «по-полочкам», хотя от этого налогоплательщику действительно не легче, но появляется хотя бы какое-то понимание и возможность выбора.

    +5
    • 15 Февраля, 06:16 #

      Уважаемый Иван Николаевич, благодарю. Как-то придется менять, воздействовать на «русло» системы, иначе хорошее в налоговом механизме окончательно развалится

      +6
      • 15 Февраля, 07:05 #

        Уважаемый Александр Алексеевич, я всегда помню, что «разруха не в клозетах, а в головах», и всегда стараюсь объяснять людям, что именно они, налогоплательщики, являются основой государства, а все чиновники  — наши наёмные работники, обязанные служить нам, и надеюсь, что когда-нибудь большинство это поймёт, и станет требовать к себе соответствующего отношения, вот тогда ситуация и сможет измениться.

        +8
        • 15 Февраля, 08:17 #

          Уважаемый Иван Николаевич, согласен на все 100%. Мне кажется, открытость информационного пространства, возможно показать все так, как оно есть на самом деле, «подсветить» на то, что стараются скрыть всеми фибрами — большой плюс в этом направлении.

          +6
  • 14 Февраля, 11:57 #

    Уважаемый Александр Алексеевич, может не все так грустно. Возможно пока новый аппарат только включается в работу.

    +3
    • 15 Февраля, 06:14 #

      Уважаемый Юрий Викторович, не грустно. Как раз «включился»

      +4
      • 15 Февраля, 23:30 #

        Уважаемый Александр Алексеевич, спасибо за ваши статьи по налоговой тематике. Ну, а  у налогоплательщиков в связи с «включением» нового аппарата какой теперь оптимально верный алгоритм действий? Как оптимально верно защищаться бизнесу (с учётом того, что нет явного грубого нарушения закона)? Ведь мелкие недочёты в работе можно найти всегда, и их можно исправить. На кого теперь уповать в спорном вопросе? Только в суд?

        +1
        • 16 Февраля, 06:42 #

          Уважаемая Евгения Владимировна, ситуация, когда нижестоящий налоговый орган (чье решение обжалуется) пишет решение по жалобе за вышестоящий, не оставляет выбора. Только суд. Но все течет, все стремительно меняется. Я надеюсь, что через какое-то время  система мздоимства начнет давать сбой. Просто, на первый взгляд, все это никак не связано — мухи отдельно, котлеты отдельно. Никто особо не заморачивается, не «верит» в налоговиков, а зря. В них осталось много хорошего, просто они об этом забыли, а нужно напомнить.

          +1
  • 15 Февраля, 22:26 #

    Уважаемый Александр Алексеевич, к сожалению, так работают все государственные органы: ФССП, Росреестр, дошло дело и до ФНС, чтобы не выделяться. Подобное говорит о победе коррупции и закате экономики страны!

    Неужели не найдется никто вменяемый, кто снесёт всю эту преступную надстройку и не поставит Россию на вектор экономического развития и прорыва?

    +2
  • 15 Февраля, 22:45 #

    Уважаемый Александр Алексеевич, спасибо, отличная публикация. У меня многое стало на свои места. Я еще удивлялся, читая материалы по ПТП некоторых высокопоставленных сотрудников ФНС: «И Панамера не того цвета, и Харли-Девидсон не той мощности, и Мальдивы уже не те...»

    +2
  • 16 Февраля, 07:14 #

    Уважаемый Александр Алексеевич, сразу вспоминается «откуда рыба гниёт»...
    Где-то с коррупцией ведут борьбу, во она к нам и убежала(blush)

    +1

Да 31 31

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Досудебное урегулирование налоговых споров в ФНС России: от рассвета (С.А. Аракелов) до заката (К.Н. Чекмышев)» 5 звезд из 5 на основе 31 оценок.

Похожие публикации

Яндекс.Метрика